Четверг, 21.09.2017, 22:23
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Жуковский Василий Андрееевич (1783-1852) [55]
Давыдов Денис Васильевич (1784-1839) [34]
Баратынский Евгений Абрамович (1800-1844) [66]
Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) [33]
Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) [32]
Батюшков Константин Николаевич (1787 - 1855) [14]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Библиотека

    Главная » Статьи » Русская поэзия 18-19 века » Вяземский Петр Андреевич (1792-1878)

    К партизану-поэту
    К ПАРТИЗАНУ-ПОЭТУ
    Давыдов, баловень счастливый
    Не той волшебницы слепой,
    И благосклонной и спесивой,
    Вертящей мир своей клюкой,
    Пред коею народ трусливый
    Поник просительной главой1,—
    Но музы острой и шутливой
    И Марса, ярого в боях!
    Пусть грудь твоя, противным страх,
    Не отливается игриво
    В златистых и цветных лучах,
    Как радуга на облаках;
    Но мне твой ус красноречивый,
    Взращенный, завитый в полях
    И дымом брани окуренный,—
    Повествователь неизменный
    Твоих набегов удалых
    И ухарских врагам приветов,
    Колеблющих дружины их!
    Пусть генеральских эполетов
    Не вижу на плечах твоих,
    От коих часто поневоле
    Вздымаются плеча других;
    Не все быть могут в равной доле,
    И жребий с жребием несхож!
    Иной, бесстрашный в ратном поле,
    Застенчив при дверях вельмож;
    Другой, застенчивый средь боя,
    С неколебимостью героя
    Вельможей осаждает дверь;
    Но не тужи о том теперь!
    На барскую ты половину
    Ходить с поклоном не любил,
    И скромную свою судьбину
    Ты благородством золотил.
    Врагам был грозен не по чину,
    Друзьям ты не по чину мил!
    Спеши в объятья их без страха
    И, в соприсутствии нам Вакха,
    С друзьями здесь возобнови
    Союз священный и прекрасный,
    Союз и братства и любви,
    Судьбе могущей неподвластный!..
    Где чаши светлого стекла?
    Пускай их в ряд, в сей день счастливый,
    Уставит грозно и спесиво
    Обширность круглого стола!
    Сокрытый в них рукой целебной,
    Дар благодатный, дар волшебной
    Благословенного Аи2
    Кипит, бьет искрами и пеной! —
    Так жизнь кипит в младые дни!
    Так за столом непринужденно
    Родятся искры острых слов,
    Друг друга гонят, упреждают
    И, загоревшись, угасают
    При шумном смехе остряков!
    Ударим радостно и смело
    Мы чашу с чашей в звонкий лад!..
    Но твой, Давыдов, беглый взгляд
    Окинул круг друзей веселый,
    И, среди нас осиротелый,
    Ты к чаше с грустью приступил,
    И вздох невольный и тяжелый
    Поверхность чаши заструил!..
    Вздох сердца твоего мне внятен,—
    Он скорбной траты тайный глас;
    И сей бродящий взор понятен —
    Он ищет Бурцова3 средь нас.
    О Бурцов! Бурцов! честь гусаров,
    По сердцу Вакха человек!
    Ты не поморщился вовек
    Ни с блеска сабельных ударов,
    Светящих над твоим челом,
    Ни с разогретого арака,
    Желтеющего за стеклом
    При дымном пламени бивака!
    От сиротствующих пиров
    Ты был оторван смертью жадной!
    Так резкий ветр, посол снегов,
    Сразившись с лозой виноградной,
    Красой и гордостью садов,
    Срывает с корнем, повергает,
    И в ней надежду убивает
    Усердных Вакховых сынов!
    Не удалось судьбой жестокой
    Ударить робко чашей мне
    С твоею чашею широкой,
    Всегда потопленной в вине!
    Я не видал ланит румяных,
    Ни на челе следов багряных
    Побед, одержанных тобой;
    Но здесь, за чашей круговой,
    Клянусь Давыдовым и Вакхом:
    Пойду на холм надгробный твой
    С благоговением и страхом;
    Водяных слез я не пролью,
    Но свежим плющем холм украшу,
    И, опрокинув полну чашу,
    Я жажду праха утолю!
    И мой резец, в руке дрожащий,
    Изобразит от сердца стих:
    «Здесь Бурцов, друг пиров младых;
    Сном вечности и хмеля спящий.
    Любил он в чашах видеть дно,
    Врагам казать лицо средь боя.—
    Почтите падшего героя
    За честь, отчизну и вино!»
    1814

    Примечания
    Обращено к Д. В. Давыдову (см. его раздел на этом сайте), независимый нрав которого мешал его продвижению по службе. За кампанию 1812 г. он был произведен лишь в полковники. Несмотря на участие в 1813 г. в сражениях при Калише, Бауцене, Лейпциге, ему не было присвоено генеральское звание. Лишь в начале кампании 1814 г. «за отличие в сражении 20 января при Ларотьере был произведен в генерал-майоры и во главе гусарской бригады вступил в Париж» (В. М. Глинка, А. В. Помарнацкий. Военная галерея Зимнего дворца. Л., 1963, с. 75). Когда в мае 1814 г. Давыдов вернулся на родину, его ждал неприятный «сюрприз»; он получил уведомление от Генерального штаба, что с присвоением ему генеральского чина произошла якобы ошибка: его спутали с каким-то однофамильцем. Прошло несколько месяцев, пока все разъяснилось в его пользу.
    1. Не той волшебницы слепой... — Имеется в виду Фортуна, богиня судьбы.
    2. Аи — марка шампанского.
    3. Он ищет Бурцева средь нас.— «Величайший гуляка и самый отчаянный забулдыга из всех гусарских поручиков», по словам современника С. П. Жихарева, А. П. Бурцев, сослуживец Давыдова по Белорусскому гусарскому полку, воспетый им в ряде стихотворений. Бурцов «умер в 1813 году вследствие пари, заключенного в пьяном виде. Наскакал со всего бегу на околицу и раздробил себе череп» (С. П. Жихарев. Записки современника. М.—Л., 1955, с. 706; помета П. И. Бартенева).

    Категория: Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) | Добавил: Rina (27.03.2010)
    Просмотров: 213 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: