Четверг, 21.09.2017, 22:20
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Жуковский Василий Андрееевич (1783-1852) [55]
Давыдов Денис Васильевич (1784-1839) [34]
Баратынский Евгений Абрамович (1800-1844) [66]
Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) [33]
Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) [32]
Батюшков Константин Николаевич (1787 - 1855) [14]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Библиотека

    Главная » Статьи » Русская поэзия 18-19 века » Вяземский Петр Андреевич (1792-1878)

    Осень 1830 года
    ОСЕНЬ 1830 ГОДА
     Il faisait beau en effet. Comment
    une idee sinistre aurait elle pu
    poindre parmi tant de gracieuses
    sensations? Rien ne m'apparaissait
    plus sous le meme aspect qu'auparavant.
    Ce beau soleil, ce ciel si pur,
    cette jolie freur, tout cela etait
    blanc et pale de la couleur d'un linceul.
    Le dernier jour d'un condamne1

    Творец зеленых нив и голубого свода!
    Как верить тяжело, чтобы твоя природа,
    Чтобы тот светлый мир, который создал ты,
    Который ты облек величьем красоты,
    Могли быть смертному таинственно враждебны;
    Чтоб воздух, наших сил питатель сей целебный,
    Внезапно мог на нас предательски дохнуть
    И язвой лютою проникнуть в нашу грудь;
    Чтобы земля могла, в благом твоем законе,
    Заразой нас питать на материнском лоне!

    Как осень хороша! как чисты небеса!
    Как блещут и горят янтарные леса
    В оттенках золотых, в багряных переливах!
    Как солнце светится в волнах, на свежих нивах!
    Как сердцу радостно раскрыться и дышать,
    Любуяся кругом на божью благодать.
    Средь пиршества земли, за трапезой осенней,
    Прощальной трапезой, тем смертным драгоценней,
    Что зимней ночи мрак последует за ней,
    Как веселы сердца доверчивых гостей.

    Но горе! тайный враг, незримый, неизбежный,
    Средь празднества потряс хоругвию мятежной.
    На ней начертано из букв кровавых: Мор.
    И что вчера еще увеселяло взор,
    Что негу чистую по сердцу разливало:
    Улыбчивых небес лазурное зерцало,
    Воздушной синевы прозрачность, и лугов
    Последней зеленью играющий покров,
    И полные еще дыханьем благовонным
    Леса, облитые как золотом червонным,—

    Весь этот пышный храм, святилище красот,
    Не изменившийся, сегодня уж не тот;
    Не в радость пестрый лес и ярких гор вершина,
    Печальным облаком омрачена картина:
    Тень грозной истины лежит на ней. Она
    В хладеющую грудь проникнула до дна.
    Из истин, истина единая живая,
    Смерть воцарилась, жизнь во лжи изобличая,
    И сердце, сжатое боязнью и тоской,
    Слабеет и падет под мыслью роковой.

    Не верьте небесам: им чувство доверялось,
    Но сардонически и небо улыбалось.
    Есть солнце на небе, а бедствует земля.
    Сияньем праздничным одеяны поля,
    И никогда пышней не зрелся нам мир божий;
    Но светлых сих полей владетель и прохожий,
    Земного царства царь, в владении своем,
    Один под бич поник униженным челом,
    Один, среди богатств цветущего наследства,
    Он предан на земле в добычу зла и бедства.

    Скорбь в разных образах грозит ему. В борьбе
    С Протеем нет ему убежища в себе.
    Один в минувшем он и в будущем несчастен,
    Один предвидит зло и забывать не властен,
    Один не страждущий, он страждет о других;
    То слез своих родник, то в доле слез чужих;
    Иль жертвой падает, иль из своих объятий
    На лютый жертвенник он отпускает братий.
    Во дни кровавые народных непогод,
    Когда предускорён природы мерный ход,

    Когда с небес падет карательная клятва,
    И смерти алчущей сторицей зреет жатва
    Под знойной яростью убийственных страстей,—
    Так в жертвах, преданных секирам палачей,
    Последняя стоит, в живой кончине страха,
    И очереди ждет, чтоб упразднилась плаха.
    Отсрочка ей не жизнь, судьбы коварный дар;
    И вместо, чтоб пресек в ней жизнь один удар,
    Над нею смерть, свои удары помножая,
    Страданий лестницей ведет на край от края.
    1830

    Примечания
    1. Il faisait beau en effet... — Все вокруг в самом деле было прекрасно. Каким образом мрачная мысль могла бы возникнуть среди всех этих очаровательных впечатлений? Все представлялось мне теперь в другом свете. Это прекрасное солнце, это ясное небо, этот прелестный цветок,— все стало белым и бледным, как саван.— Последний день осужденного (фр.).

    Категория: Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) | Добавил: Rina (27.03.2010)
    Просмотров: 356 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: