Вторник, 26.09.2017, 06:48
Меню сайта
Форма входа
Категории раздела
Жуковский Василий Андрееевич (1783-1852) [55]
Давыдов Денис Васильевич (1784-1839) [34]
Баратынский Евгений Абрамович (1800-1844) [66]
Дельвиг Антон Антонович (1798-1831) [33]
Вяземский Петр Андреевич (1792-1878) [32]
Батюшков Константин Николаевич (1787 - 1855) [14]
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0

    Библиотека

    Главная » Статьи » Русская поэзия 18-19 века » Баратынский Евгений Абрамович (1800-1844)

    Богдановичу
    БОГДАНОВИЧУ
    В садах Элизия, у вод счастливой Леты,
    Где благоденствуют отжившие поэты,
    О Душенькин поэт, прими мои стихи!
    Никак в писатели попал я за грехи
    И, надоев живым посланьями своими,
    Несчастным мертвецам скучать решаюсь ими.
    Нет нужды до того! Хочу в досужный час
    С тобой поговорить про русский наш Парнас,
    С тобой, поэт живой, затейливый и нежный,
    Всегда пленительный, хоть несколько небрежный,
    Чертам заметнейшим лукавой остроты
    Дающий милый вид сердечной простоты
    И часто, наготу рисуя нам бесчинно,
    Почти бесстыдным быть умеющий невинно.

    Не хладной шалостью, но сердцем внушена,
    Веселость ясная в стихах твоих видна;
    Мечты игривые тобою были петы.
    В печаль влюбились мы. Новейшие поэты
    Не улыбаются в творениях своих,
    И на лице земли всё как-то не по них.
    Ну что ж? Поклон, да вон! Увы, не в этом дело:
    Ни жить им, ни писать еще не надоело,
    И правду без затей сказать тебе пора:
    Пристала к музам их немецких муз хандра.

    Жуковский1 виноват: он первый между нами
    Вошел в содружество с германскими певцами
    И стал передавать, забывши божий страх,
    Жизнехуленья их в пленительных стихах.
    Прости ему господь! Но что же! все мараки
    Ударились потом в задумчивые враки,
    У всех унынием оделося чело,
    Душа увянула и сердце отцвело.
    «Как терпит публика безумие такое?» —
    Ты спросишь? Публике наскучило простое,
    Мудреное теперь любезно для нее:
    У века дряхлого испортилось чутье.

    Ты в лучшем веке жил. Не столько просвещенный,
    Являл он бодрый ум и вкус неразвращенный,
    Венцы свои дарил, без вычур толковит,
    Он только истинным любимцам Аонид.
    Но нет явления без творческой причины:
    Сей благодатный век был век Екатерины!
    Она любила муз, и ты ли позабыл,
    Кто «Душеньку» твою всех прежде оценил?
    Я думаю, в садах, где свет бессмертья блещет,
    Поныне тень твоя от радости трепещет,
    Воспоминая день, сей день, когда певца,
    Еще за милый труд не ждавшего венца,
    Она, друзья ее достойно наградили
    И, скромного, его так лестно изумили,
    Страницы «Душеньки» читая наизусть.
    Сердца завистников стеснила злая грусть,
    И на другой же день расспросы о поэте
    И похвалы ему жужжали в модном свете.

    Кто вкуса божеством служил теперь бы нам?
    Кто в наши времена, и прозе и стихам
    Провозглашая суд разборчивый и правый,
    Заведовать бы мог парнасскою управой?
    О, добрый наш народ имеет для того
    Особенных судей, которые его
    В листах условленных и в цену приведенных
    Снабжают мнением о книгах современных!
    Дарует между нас и славу и позор
    Торговой логики смышленый приговор.
    О наших судиях не смею молвить слова,
    Но слушай, как честят они один другого:
    Товарищ каждого — глупец, невежда, враль;
    Поверить надо им, хотя поверить жаль.

    Как быть писателю? В пустыне благодатной,
    Забывши модный свет, забывши свет печатный,
    Как ты, философ мой, таиться без греха,
    Избрать в советники кота и петуха
    И, в тишине трудясь для собственного чувства,
    В искусстве находить возмездие искусства!

    Так, веку вопреки, в сей самый век у нас
    Сладко поющих лир порою слышен глас,
    Благоуханный дым от жертвы бескорыстной!
    Так нежный Батюшков2, Жуковский живописный,
    Неподражаемый, и целую орду
    Злых подражателей родивший на беду,
    Так Пушкин3 молодой, сей ветреник блестящий,
    Всё под пером своим шутя животворящий
    (Тебе, я думаю, знаком довольно он:
    Недавно от него товарищ твой Назон
    Посланье получил), любимцы вдохновенья,
    Не могут поделить сердечного влеченья
    И между нас поют, как некогда Орфей
    Между мохнатых пел, по вере старых дней.
    Бессмертие в веках им будет воздаяньем!

    А я, владеющий убогим дарованьем,
    Но рвением горя полезным быть и им,
    Я правды красоту даю стихам моим,
    Желаю доказать людских сует ничтожность
    И хладной мудрости высокую возможность.
    Что мыслю, то пишу. Когда-то веселей
    Я славил на заре своих цветущих дней
    Законы сладкие любви и наслажденья.
    Другие времена, другие вдохновенья;
    Теперь важней мой ум, зрелее мысль моя.
    Опять, когда умру, повеселею я;
    Тогда беспечных муз беспечного питомца
    Прими, философ мой, как старого знакомца.
    Между январем и июнем 1824
    Категория: Баратынский Евгений Абрамович (1800-1844) | Добавил: Rina (23.03.2010)
    Просмотров: 599 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0
    Имя *:
    Email *:
    Код *: